июль 21, 2020

Казалось бы, как обычно — никакой связи с происходящим: «Было бы, разумеется, нелепо винить во всех бедах людей, живущих в рамках технологической, или "постиндустриальной", цивилизации Запада, сам по себе научно-технический прогресс; но всё дело в том,

Казалось бы, как обычно — никакой связи с происходящим:  «Было бы, разумеется, нелепо винить во всех бедах людей, живущих в рамках технологической, или "постиндустриальной", цивилизации Запада, сам по себе научно-технический прогресс; но всё дело в том, что по отношению к каждой отдельной, испытывающей на себе гнёт прогрессирующего отторжения, отрешения, отлучения от окружающего личности то и другое – всесторонняя технизация бытия и психологическое отчуждение – выступают как два лица римского бога Януса: в неразрывном единстве. И тогда в неуклюжий поступи манипулируемых невидимым диспетчером роботов начинают слышится шаги Командора…»  ... и далее читаем там же, в конце:  «Сегодня, думается, особую, поистине животрепещущую значимость обретает сказанное более ста лет назад великим художником и мыслителем Фёдором Михайловичем Достоевским и до сих пор доказательно не опровергнутое, вопреки всем социально-политическим и научно-техническим трансформациям, какие выпали на долю нашей планеты. Красота, утверждал он (и даже ныне, на гребне невиданно крутого исторического перевала, нет у нас ни малейшего морального, нравственного, духовного основания переставать на это надеяться), спасёт Мир. Ну а Искусство – у Искусства ещё остаются неограниченные возможности спасти Человека, побудив его дважды, трижды, стократно вдуматься в сущность ёмкого понятия "человечность", а вдумавшись – сохранить верность лучшему в самом себе».  Николай Пальцев, из предисловия к Сборнику научной фантастики Чёртово колесо, М.: Радуга, 1992.